Ландшафты с голосеменными деревьями

Ландшафты с голосеменными деревьями

Историко-геохимическая ландшафтная карта. Нами предложено понятие о геохимических реликтах ландшафта, т. е. о таких характерных для него концентрациях и ассоциациях элементов, которые возникли в ландшафтных условиях, отличных от современных. Геохимические реликты хорошо изучены в почвах, корах выветривания и континентальных отложениях, значительно хуже в растениях и животных. Изучение геохимических реликтов — важнейший метод восстановления геохимической эволюции ландшафтов. Основные типы такой эволюции можно показать на особых историко-геохимических картах. Подобная карта для территории СССР составлена автором.

На карте четко обособляются территории СССР с молодыми ландшафтами, простой историей, бедные геохимическими реликтами. Эти ландшафты начали формироваться на последнем этапе геологической истории, преимущественно в четвертичном периоде. К ним относятся ландшафты горных стран, четвертичных морских трансгрессий, районы последнего оледенения, песчаных пустынь, речных пойм. Выделяются и ландшафты, пережившие длительную и сложную историю. Для них характерны многочисленные реликты Б виде древних почв и кор выветривания, континентальных отложений и т. д.

На более детальных историко-геохимических ландшафтных картах системой значков следует показывать геохимические реликты — древние гипсовые и карбонатные горизонты в почвах, древнюю кору выветривания, реликтовые виды растений и животных с характерными для них ассоциациями элементов.

Направленность и периодичность в развитии ландшафтов. Входе геологической истории происходило направленное и необратимое развитие ландшафтов, выражающееся в качественном изменении миграции элементов, в росте биологической информации2, усложнении биологического круговорота и повышении биологической продуктивности, эволюции организмов, приводящей ко все более разнообразным и совершенным круговоротам.

1) ландшафты с голосеменными деревьями —с середины пермского периода; 2) ландшафты с покрытосеменными деревьями— с середины мелового периода; 3) ландшафты с травянистыми покрытосеменными — с неогена.

По мере эволюции растительного покрова величина К возрастала. К характеризует прогрессивное развитие ландшафта: чем выше К, тем больше ежегодная продукция живого веще* ства на единицу биомассы, тем «экономичнее» работает ландшафт. Весьма вероятно, что в вымерших ландшафтах К был меньше, чем в тайге. Условно для псилофитовых ландшафтов мы принимаем 0,30 и для вестфальских лесных ландшафтов карбона — 0,40.

В прошлые геологические эпохи сухие периоды неоднократно сменялись влажными и соответственно менялись такие процессы, как испарительная концентрация, кислое выветривание и т. д.

В орогенные эпохи создавался горный рельеф, на земную поверхность по- падали изверженные и метаморфические породы. Так, конец протерозоя, конец перми и четвертичный период характеризовались высоким стоянием материков, распространением горного рельефа, широким развитием аридной зоны, оледенением. Все это определяло общие черты миграции химических элементов в ландшафтах этих периодов. Имеются также черты сходства водной миграции между современными и мезозойскими влажными тропиками.

Развитие земной коры и развитие жизни. Весьма вероятно, что тектонические процессы, магматизм, осадкообразование и эволюция жизни составляют звенья единого процесса развития земной коры и верхней мантии.

Тектоническое развитие земной коры направлено в сторону уменьшения геосинклиналей и увеличения платформ. С геосинклиналями связан интенсивный вулканизм, поставляющий СОг и другие газы в атмосферу. С уменьшением геосинклиналей в ходе геологической истории, вероятно, уменьшилось и поступление СОг в атмосферу. Однако этот процесс не был равномерным, а носил пульсирующий характер: в эпохи складчатости с усилением вулканизма возрастало поступление СОг.

На связь вулканизма с развитием жизни на Земле обращали внимание многие ученые в начале XX века. По С. Аррениусу, «прекращение вулканизма означает конец жизни на Земле». Ч. Шухерт писал, что «обилие жизни находится в корреляции с количеством С02 в атмосфере». Д. Н. Соболев считал, что усиленное поступление СО2 в атмосферу в эпохи вулканизма приводило к усилению развития растительности и накоплению органических остатков, давших начало угольным залежам. С уменьшением содержания СОг в атмосфере понижалось и углеобразование до нового периода активизации вулканизма. Не с подобным ли механизмом связана периодичность углеобразования в истории Земли и большая интенсивность угленакопления в карбоне по сравнению с мезозоем ?

Приведенные выше представления нашли дальнейшее развитие в трудах М. С. Точилина, который считал, что после орогенеза и вулканизма повышалось парциальное давление С02 в атмосфере, железо мигрировало в форме Ре 2 и осаждалось в виде FeC03. Следовательно, эпохи орогенеза и вулканизма являются также эпохами накопления осадочных сидеритов.

А. Б. Ронов вычислил объемы карбонатных пород, образовавшихся в девоне — юре, по распространению пород этого возраста на современной суше. Полученные величины он сопоставил с объемами вулканических пород того же возраста. Выяснилось, что в эпохи максимального вулканизма, когда образовалось наибольшее количество вулканических пород, происходило и максимальное извлечение организмами из вод, приведшее к накоплению мощных толщ известняков. Отметим также совпадение кривых среднего содержания органического углерода в породах с кривыми распространения вулканических пород, подтверждающее правильность идей Соболева.


Комментарии закрыты.